Н.М. Сапожникова. Портрет Алека (А.А. Боратынского). 1916. Холст, масло

Н.М. Сапожникова. Портрет Алека (А.А. Боратынского). 1916. Холст, масло
Экспонаты

Портрет юного Алека, правнука поэта Евгения Боратынского, был написан в 1916 г. казанской художницей Надеждой Михайловной Сапожниковой, ученицей и музой известного художника Николая Ивановича Фешина.

Алек (Александр Александрович) Боратынский (1899 – 1919) был талантливым художником и музыкантом. Он учился живописи у Александра Фомина, друга Н.И. Фешина, входил в круг художников, собиравшихся в мастерской Н.М. Сапожниковой. Обладал несомненной музыкальной одаренностью, руководил хором, который пел в Крупенниковской домовой церкви. Его личность производила неизгладимое впечатление на окружающих: «То самое, что составляло сущность Алека, – пишет о нем в романе «Канун Восьмого дня» его сестра Ольга Ильина-Боратынская, – не могло быть вмещено в слова. Других людей можно было описать через их слова и их действия. Но только не Алека. То неопределенное, что чувствовалось в нем, может быть, можно было передать мелодией, каким-нибудь особенным стихотворным ритмом или символикой. Не словами».

Портрет Алека – одна из лучших работ Сапожниковой, где соединились фешинская школа рисунка, индивидуальность ее художественного почерка и трагическое предчувствие грядущего. Об истории портрета упоминает в своих мемуарах тетя Алека, Ксения Алексеева-Боратынская: «Сапожникова подарила нам прекрасный портрет его на красном фоне (он в серой блузе). Она написала его еще в 16-м году, когда все было спокойно. Тогда у Надежды Михайловны был кружок художников, который собирался раза два – три в неделю. Алек был членом этого кружка. Когда Надежда Михайловна показала этот портрет Саше (А.Н. Боратынский – отец Алека), его неприятно поразил красный фон. Он боялся всего красного после того, как Надя, его жена, умерла от скарлатины».

В 1918 г. с первого курса Казанского университета Алек ушел добровольцем в Белую армию, отступавшую на восток. Через год он запишет в своем дневнике: «…люди… погибли здесь в Сибири, не видавши ничего, кроме холода и ран. Что же будет им, Господи, какая награда? Они прорвутся сквозь черный небосклон и уйдут туда, где они были детьми, а для нас будет вечная сибирская ночь с бесконечными белыми полями и с такой же бесконечной белой тоской».

Алек пропал без вести в боях под Уфой, но его портрет, переданный в музей в 1977 году, при реставрации открыл дату его гибели. На оборотной стороне холста под наслоениями времени обнаружилась надпись, сделанная рукой Надежды Сапожниковой: «31 мая 1919».

 

Ещё больше вы увидиите в музее

Интересные экспонаты

Все
Экспонаты
  • Бювар для бумаг Е.А. Боратынского. 1830-е. Кожа, ткань, картон
    Image icon
    Апрель 11, 2020 Экспонаты
    Бювар для бумаг Е.А. Боратынского. 1830-е. Кожа, ткань, картон
    Брелок для печатей А.А. Дельвига. Женева. I треть XIX в.
    Image icon
    Апрель 11, 2020 Экспонаты
    Брелок для печатей А.А. Дельвига. Женева. I треть XIX в.
    Бюро-секретер. Россия. 1810-1820-е
    Image icon
    Апрель 11, 2020 Экспонаты
    Бюро-секретер. Россия. 1810-1820-е
    Стол письменный из дома Боратынских. Россия. 1830-е
    Image icon
    Апрель 11, 2020 Экспонаты
    Стол письменный из дома Боратынских. Россия. 1830-е
  • Бювар для бумаг Е.А. Боратынского. 1830-е. Кожа, ткань, картон
    Image icon
    Апрель 11, 2020 Экспонаты
    Бювар для бумаг Е.А. Боратынского. 1830-е. Кожа, ткань, картон
    Брелок для печатей А.А. Дельвига. Женева. I треть XIX в.
    Image icon
    Апрель 11, 2020 Экспонаты
    Брелок для печатей А.А. Дельвига. Женева. I треть XIX в.
    Бюро-секретер. Россия. 1810-1820-е
    Image icon
    Апрель 11, 2020 Экспонаты
    Бюро-секретер. Россия. 1810-1820-е
    Стол письменный из дома Боратынских. Россия. 1830-е
    Image icon
    Апрель 11, 2020 Экспонаты
    Стол письменный из дома Боратынских. Россия. 1830-е