Белый зал в доме Боратынских. Чаепитие. Фотография. Казань. Фотобумага, картон. 1910-е.

Белый зал в доме Боратынских. Чаепитие. Фотография. Казань. Фотобумага, картон. 1910-е.
Экспонаты

Поступление: от О.А. Храмцовой, правнучки Е.А. Боратынского, в 1977г.

Любительская фотография наклеена на картонный лист из фамильного фотоальбома, отражающего жизнь нескольких поколений семьи Боратынских в Казани и Казанской губернии. Альбом был создан А.Н.Боратынским в 1910-х гг. и оформлен его рисунками. Фотография была сделана в Белой бальной зале казанского дома Боратынских на Большой Лядской улице (ныне ул. Горького 25/28, музей Е.А. Боратынского) и запечатлела сцену вечернего чаепития.

«Наша зала! Ряд хрустальных люстр, белые колонны, высокие лепные потолки с нашими гербами, темные портреты вдоль стен… Блестящая черная крышка концертного рояля… эта зала была центром вселенной, – пишет в романе «Канун Восьмого дня» О.А. Ильина-Боратынская. – Земная ось проходила из мировых недр прямо в середину этой комнаты, где паркет был выложен звездой под самой большой, средней люстрой. Сущность всего на свете, всех стран, морей и рек, всех дорог… втекала сюда, в этот центр жизни, в эту залу. Все, что имело значенье, случилось здесь: наше прошлое было здесь и прошлое наших предков».

По многолетней традиции вечернее семейное чаепитие проходило не в столовой, а в зале, в северной части которого у окон был поставлен длинный стол «со вставной доской». «Когда после все садились за вечерний чай, то разговоры были особенно интересные», – вспоминала О.А. Ильина-Боратынская.

На фотографии за столом лицом к зрителю сидит Ольга Александровна Боратынская (1844-1918), урожденная Казем-Бек, дочь профессора восточных языков Казанского и Петербургского университетов А.К. Казем-Бека, жена Н.Е. Боратынского, сына поэта. «Глухая, слабенькая, старенькая, – пишет в мемуарах ее дочь Ксения, – она оживляла, вдохновляла, но и укрощала и осаживала, когда это было нужно. Все шли к ней за советом… Она со спокойствием мудреца созерцала жизнь, не выражая ни волнения, ни радости, ни негодования, и только по дневнику ее можно судить о ее страдании за человечество, о ее горячей жажде истины… она давала полными горстями тот избыток духовного богатства, которым обладала. Ее девизом было: «Не угашайте духа». Прототип бабушки в романе О.А. Ильиной-Боратынской «Канун Восьмого дня».

Слева у самовара ее дочь Ксения Николаевна Боратынская, в замужестве Алексеева (1878-1958) – педагог, автор воспоминаний, статей и очерков. Ксения обучалась в Казанской Художественной школе. В 1902 г. организовала в загородном имении Боратынских («На Мельнице» – ныне Дачное Высокогорского уезда Республики Татарстан) школу-интернат для крестьянских детей. В 1907 г. вышла замуж за крестьянина с. Бирюли А.К.Алексеева, впоследствии получившего высшее образование и преподавшего историю в казанской женской гимназии № 3 (гимназия А.И. Котовой). В браке родилось трое детей Ольга, Матвей и Иван. Автор глубоких и искренних мемуаров «Мои воспоминания». (М., 2007). Прототип Веры Львовны Огариной в романе О.А. Ильиной-Боратынской «Канун Восьмого дня».

За столом справа сидит Алек (Александр Александрович Боратынский) (1900-1919), правнук Евгения Боратынского – талантливый художник и музыкант. В 1918 году с первого курса казанского университета ушел добровольцем в Белую армию, пропал без вести.

Прототип Алека Огарина в романе О.А. Боратынской-Ильиной «Канун Восьмого дня»: «То самое, что составляло сущность Алека, не могло быть вмещено в слова. Других людей можно было описать через их слова и их действия. Но только не Алека. То неопределенное, что чувствовалось в нем, может быть, можно было передать мелодией, каким-нибудь особенным стихотворным ритмом или символикой. Не словами».

За роялем – гувернер Поль Колсон (Paul Colson). «В то лето Саша взял к Диме гувернера-француза, – пишет в мемуарах К.Н. Алексеева-Боратынская. – Это был молодой человек двадцати трех лет с военной выправкой. Он до этого отбывал воинскую повинность в полку зуавов и провел несколько лет в Алжире. Здоровый, ловкий, упругий как пружина он был необыкновенно подвижен и был скорее товарищем для Димы, чем наставником… компания мальчиков была дружная и крепкая… Mr. Paul или, как его прозвали, «Мусья, Муська» был всегда с ними и гораздо скорее выучился говорить по-русски, чем они по-французски».

 

Ещё больше вы увидиите в музее

Интересные экспонаты

Все
Экспонаты
  • Нарамовский В.А. Николаевский сквер. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Image icon
    Июль 1, 2018 Экспонаты
    Нарамовский В.А. Николаевский сквер. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Нарамовский В.А. Дворянское собрание. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Image icon
    Июль 1, 2018 Экспонаты
    Нарамовский В.А. Дворянское собрание. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Нарамовский В.А. Городской театр. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Image icon
    Июль 1, 2018 Экспонаты
    Нарамовский В.А. Городской театр. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Новый императорский дворец (Панорама Кремлевского дворца и Оружейной палаты). Хромолитография Ф. Дрегер и К˚, рисовальщик Н. Черкасов. Россия, Москва. 1852 – 1860
    Image icon
    Июль 1, 2018 Экспонаты
    Новый императорский дворец (Панорама Кремлевского дворца и Оружейной палаты). Хромолитография Ф. Дрегер и К˚, рисовальщик Н. Черкасов. Россия, Москва. 1852 – 1860
  • Нарамовский В.А. Николаевский сквер. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Image icon
    Июль 1, 2018 Экспонаты
    Нарамовский В.А. Николаевский сквер. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Нарамовский В.А. Дворянское собрание. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Image icon
    Июль 1, 2018 Экспонаты
    Нарамовский В.А. Дворянское собрание. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Нарамовский В.А. Городской театр. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Image icon
    Июль 1, 2018 Экспонаты
    Нарамовский В.А. Городской театр. Казань. 1896 г. Бумага, акварель
    Новый императорский дворец (Панорама Кремлевского дворца и Оружейной палаты). Хромолитография Ф. Дрегер и К˚, рисовальщик Н. Черкасов. Россия, Москва. 1852 – 1860
    Image icon
    Июль 1, 2018 Экспонаты
    Новый императорский дворец (Панорама Кремлевского дворца и Оружейной палаты). Хромолитография Ф. Дрегер и К˚, рисовальщик Н. Черкасов. Россия, Москва. 1852 – 1860